Карла в чалме

Мне недавно рисовалось — получилась Карла в чалме и с павлиньим пером.
Появилась она, как всегда, случайно. Я смотрела в Яндексе картинки по теме зен-арта и наткнулась на фотографию кусочка кожи с рисунком, в котором была похожая мордашка. Она меня поймала. Я, видимо, уже тогда угадывала душу этой Карлы и не смогла отказать себе в удовольствии нарисовать её так, как вижу.
Сначала появился вот такой черно-белый рисунок в блокноте для зарисовок.

Карла в чалме. Черно-белый исходник

Щелкните по картинке, чтобы увидеть крупнее

И пока я его рисовала внутри меня проходили туманные кадры странного фильма. В нем, моя Карла жила в каком-то восточном дворце. Нет, она не была королевских кровей, а просто жила среди множества других домочадцев. Прислугой она не была, а вот кем была — не знаю.

Она умна и саркастична, я бы даже сказала, — цинична и печальна. У неё тонкий вкус, но понимание своего уродства не позволяет ей носить красивые и яркие одежды. Ей хочется стать невидимкой и ей это почти удается, так мало людей знают о её существовании.

Когда она позволяет себе помечтать, то видит себя гибкой танцовщицей в ярких полупрозрачных одеждах, изукрашенных золотой вышивкой и драгоценностями, летающей в огненном танце как птица и её волосы развиваются вслед ей черными молниями. Но грезы уходят и ей становится ещё горше, поэтому она боится мечтать и высмеивает мечты других тонко и язвительно.

 

Карла в чалме

Карла в чалме. Щелкните по картинке, чтобы увидеть крупнее

И я захотела оживить её цветом — перевела рисунок на акварельную бумагу и взялась за кисточку и краски. Пока мои руки и глаза были заняты кисточкой, красками, подбором цвета,… внутри меня продолжался фильм.

Я видела, как она проходила по высоким, слабоосвещенным залам, в которых стены бело-песочного цвета были покрыты резной вязью узоров и арабскими (?, возможно индийскими) надписями, ставни, тоже все резные, прикрыты и сквозь прорези узоров струйками бъет свет. Чувствуется, что за этими стенами — сухо и жарко.

Потом я видела, как она почти никем не замечаемая, идет в тени навесов по восточному базару. Людское море волнуется и шумит вокруг, но не касается её. Она смотрит на все это взглядом зрителя, а не участника. Хотя, она вполне прагматична и, поторговавшись, покупает рыбку своему любимцу — восхитительному персидскому коту, единственному близкому ей существу.

Хаос и разнообразие форм, звуков, цвета немного утомляет её. Тени от навесов и стен близко поставленных бледно-песчанных домов слегка сдерживают сухой жар, но она спешит укрыться за стенами дворца. Там всегда тише и прохладней, а в нишах журчат фонтанчики, смягчая сухость воздуха.

Я знаю, что она часто выполняет тайные поручения и любит сидеть в тишине и полумраке дворцовой библиотеки. Она умна и образована и в тайне гордится этим. Именно ум и позволяет ей все эти годы оставаться нужной правителям и жить безбедно не смотря на её увечность.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для авторизации пожалуйста, введите результат *